Logo

Мой папа - белогвардейский офицер

Категория: Краеведение Дата публикации Автор: Титовец М.И. Просмотров: 3062

Как-то по случаю пришлось поинтересоваться, что считают наши добрые качканарцы главной достопримечательностью своего города? После «не знаю» самый распространённый ответ – гора Качканар. Трудно с этим спорить. Хотя если бы меня самого об этом спросили, не кривя душой, ответил бы – люди. И в силу профессиональной необходимости, и по причинам иным за долгую свою жизнь очень много приходилось и приходится общаться с людьми, исследовать их судьбы… Уж и удивляться, казалось бы, нечему. Но удивляться приходится, иногда очень сильно.

 

 

sobolС Натальей Владимировной Соболевой мы пересеклись по причине того, что она жена нашего уважаемого краеведа-энтузиаста Ивана Михайловича Соболева. Женщина очень интересная,  образованная, интеллигентная, с ней очень интересно общаться на различные темы. В манерах, разговоре чувствуется какой-то аристократизм, которому ни в советской, ни в нынешней действительности взяться неоткуда. И вот однажды от неё пришлось услышать: «Мой папа Белобродский  Владимир Александрович – белогвардейский офицер, военный комендант Перми, профессор Харбинского политехнического института…» Каково это услышать профессиональному историку? Причём это было сказано не голословно: вышесказанное подтверждалось солидным пакетом документов, в котором имели место быть ксерокопии страниц харбинских газет с некрологами о В.А.Белобродском, подборка газет «Русские в Китае», переписка до Австралии включительно, книга «Харбинцы» и многое другое.

При всём при том, что в руки попал материал уникальный, а судьба Н.В. Соболевой, соответственно и тема, для Качканара экстраординарны, всё же очень долго, непозволительно долго не мог обо всём этом написать. По одной причине: тема эта требует колоссальных душевных затрат. Работая над ней, надрываешь себе сердце вопросом, увы, риторическим: «Что наделали? Что натворили? Кому это всё помешало?» Мы ведь в массе своей упорно не желаем понять, какая страшная национальная катастрофа произошла с нашим народом в 20 веке, начало которой положили события 1917 года. Потому что в какие бы демократические одежды мы ни рядились, по воспитанию своему и менталитету продолжаем оставаться «красными». Как-то в официальном органе Совета Федерации журнале «Российская Федерация» была опубликована разгромная статья по поводу фильма «Адмиралъ». Причём громили не фильм, а самого адмирала Колчака: исследователь Арктики – никудышный, флотоводец – так себе, полководец – вовсе никакой… Читаешь и думаешь: «Ребята-демократы! А разве не те же демократические идеалы отстаивал Колчак и иже с ним, о которых вы любите разглагольствовать, а он жизнь отдал?»

В этом плане отмечавшийся до последнего времени день 7 ноября был праздником победителей, и хоть назвали его напослед «Днём согласия и примирения», никто соглашаться и примиряться и не собирался. Да что там! Просто по-человечески бы отнестись к своим же соотечественникам, которые в гражданской войне отстаивали другие идеалы, за которые они частью погибли, частью были вышвырнуты за границу, частью постреляны в 20-30-е годы или сгинули в лагерях, а потомки их проживали тише воды, ниже травы, как свои среди чужих или чужие среди своих. В единичных случаях они возвращаются, некоторые даже плотью, как например, генералы Деникин и Каппель – прах этих героев перезахоронен и покоится на кладбище Донского монастыря в Москве. Оговоримся, героев не братоубийственной гражданской, а множества других войн, которые вела Россия в начале 20 века. Пусть же возвращаются и другие – носители лучших традиций служения России – хотя бы добрым именем и светлой памятью.

Именно так, добрым именем и светлой памятью, вернулся в свой родной технологический институт в городе Санкт-Петербурге В.А.Белобровский. А сегодня есть повод рассказать о его судьбе качканарцам: замечательному патриоту и учёному 24 октября исполнилось 120 лет. Тем более, что его родная дочь Н.В.Соболева проживает сегодня в Качканаре.

 

Крестный путь

 

- Михаил Иванович, а как Вы относитесь к евреям? – как-то спросила меня Наталья Владимировна. Вопрос этот можно было не задавать в силу очевидности ответа. Как можно относиться к единственному народу библейскому, который не только сохранил себя как этнос, но и воссоздал своё государство? Как можно относиться к народу, явившему великих пророков и апостолов, пред иконописными ликами которых мы просим их помощи в нуждах и скорбях? Как можно относиться к народу, дочь которого носила под сердцем и родила Спаса душ наших? Как можно относиться к народу, среди которого Спаситель жил и проповедовал? Как можно относиться к народу, давшему миру великое множество великих учёных и деятелей культуры? Который, наконец, испил невиданную чашу горести холокоста?..

Но для Натальи Владимировны этот вопрос очень личный. В метрической книге Одесского раввината за 1890 год  имеется запись, что 11 октября у Абрама Лейбовича Белобродского и его жены Леи родился сын Шая Вольф. Это её отец. В возрасте 20 лет молодой человек совершает неординарный шаг – принимает православие, крестившись в Татиановской церкви Херсонского сельскохозяйственного училища с наречением имени Владимир. Отчество Александрович дано по крестному отцу, коим был дворянин Александр Иванович Долинский. Чем вызван такой поступок? Первое, что приходит на ум – аналогия с советским временем, когда для успешной карьеры необходимо было членство в КПСС. В нашем случае такая аналогия вряд ли уместна. Не то время. Формально православие оставалось господствующим вероисповеданием. Но быть православным отнюдь не означало иметь льготный билет для карьерного роста: с 1905 года начался уверенный дрейф России от абсолютной монархии к конституционной, страна получила демократические права и свободы. Да и не прослеживаются у парня карьерные устремления. Он – технарь и технарь основательный. Заканчивает Херсонское реальное училище не только по основному отделению, но и по дополнительному классу. А в 1911 году поступает на механическое отделение Санкт-Петербургского технологического института. Думается, перемена веры – душевный порыв. Так было испокон. Так и сейчас – среди молящихся в православном храме – разные народы. Для христианства «несть ни эллина, ни иудея»: свет Христов просвещает всех. А может, в этом поступке другой Божий промысел – в приуготовлении к будущему крестному пути.

Речь же вот о чём. Существует стереотип, что все евреи поголовно устремились в революцию и составили костяк военно-политического руководства большевистского режима. Оказывается, были и исключения. Были! В.А.Белобродский с оружием в руках отстаивал идеалы белого движения и прошёл с ним  весь полагающийся крестный путь.

Окончив институт, молодой инженер работал (служил – как написано в одной из харбинских газет) на судостроительном заводе «Наваль» в городе Николаеве. В то время уже полыхала Первая мировая война, которая обожгла и инженера Белобровского, причём не только в переносном смысле. Читаем в газете «Харбинские вести» от 20 февраля 1941 года: «Во время Великой войны он вместе с группой других инженеров, служащих завода, вышел на вновь построенном заводом контр-миноносце к берегам Болгарии для испытательного плавания. В это время контр-миноносцы встретили русскую эскадру, которая вела бой с германскими крейсерами «Гебеном» и «Бреслау».

По распоряжению командующего эскадрой, новые контр-миноносцы присоединились к ней и приняли участие в сражении.  Один из неприятельских снарядов попал в иллюминатор контр-миноносца, на котором находился В.А.Белобродский, и пробил паровую трубу. Струя кипятка причинила Белобродскому сильные ожоги. Он месяц пролежал в бессознательном состоянии в госпитале в Севастополе и затем около года лечился в Петербурге». Речь идёт о морском сражении, в котором русская эскадра у острова Сарыч накрыла-таки и покарала неуловимые германские корабли: линейный крейсер «Гебен» и лёгкий крейсер «Бреслау». Владимир Александрович чудом не потерял зрение и с тех пор постоянно носил тёмные очки (по этой примете его легко узнать на групповых фотографиях).

После излечения инженер Белобродский служит (давайте уж будем использовать это слово) на знаменитом Путиловском заводе в Петрограде. Дальше – революция и Гражданская война. Об этом периоде известно очень мало: профессор умер сравнительно молодым и не оставил мемуаров, дочь же его была слишком мала, чтобы знаменитый отец поведал ей о своём участии в событиях нового смутного времени. И мотивация его политического выбора нам неизвестна, в условиях, когда немалая часть офицеров и генералов (включая легендарного Брусилова) перешла на сторону большевиков.

Из этой эпопеи нам известны два фрагмента. Первый из них – это участие В.А.Белобродского в восстании против большевиков в Перми, после бегства которых он становится военным комендантом. При всём уважении к Н.В.Соболевой первоначально этот факт вызвал сомнения: всё же Пермь – губернский город, а наш герой – совсем молодой. Хотя в Гражданской войне всё возможно. А главное – эта информация подтверждается в некрологах харбинских газет, авторами которых были люди, хорошо знавшие В.А.Белобродского. Ну и наверняка в Харбине жили его боевые товарищи.

Второе известное событие – участие в Великом Сибирском ледяном походе. С таким названием вошло в историю отступление колчаковских войск зимой 1919-1920 годов. В лютые морозы, измотанные непрерывными боями, войска прошли 2000 километров от Барнаула и Новониколаевска до Читы. Командовавший войсками генерал В.О.Каппель обморозил ноги, ему сделали ампутацию. Солдаты на руках несли тело любимого полководца, даже после его смерти. Эти же километры с боями прошёл и В.А.Белобродский.

…Конечно, не дилетантским наскоком писать бы обо всём этом! Будь время и возможности – следовало бы этим заняться профессионально: подчитать специальную литературу по истории белого движения на востоке страны, посидеть в архивах Перми и Санкт-Петербурга. Тогда бы из мозаики сложилась более-менее цельная картина.

Харбин

 

Когда говорят о великом русском исходе, русском зарубежье и т.д., обычно имеют ввиду страны Западной Европы, что вполне объяснимо: здесь нашли убежище воины Врангеля, сюда подтянулась русская интеллектуальная элита, выехавшая или выдворенная («философский пароход») из России. Им пришлось осваивать хоть и знакомую, но чужую культурную среду.

Но был самый настоящий русский остров в Азии. Это город Харбин в Китае, построенный русскими для русских же. Театры, учебные заведения, православные храмы – всё как в России. Этот остров на какое-то время дал приют ветеранам колчаковской армии. Здесь до своей кончины продолжал своё служение В.А.Белобродский, здесь у него родилась дочь Наталья.

belobВ.А.Белобродский нашёл себя в мирной жизни и активно реализовался в научной, учебной и общественной деятельности. Местом приложения его таланта стал Харбинский политехнический институт, где он являлся профессором кафедры теплотехники. Предметом его научного интереса были «исследования каменных углей, залегающих в пределах Маньчжурии, работы по искусственному получению жидкого топлива, работы по исследованию различных строительных материалов с точки зрения их теплопроводности и работы, связанные с вопросом о наилучшей утилизации топлива после сжигания его» (из статьи профессора А.К.Попова «Памяти профессора Владимира Александровича Белобродского»). Как видим, кроме маньчжурских каменных углей, всё остальное по-прежнему актуально. И уже тогда, в 30-х годах прошлого столетия, профессор Белобродский  понимал значение экономии топливных ресурсов и активно работал в этом направлении.

Очень интересна и педагогическая составляющая его деятельности. Мы все учились: кто понемногу, кто побольше, а кто и основательно, и своё мнение на сей предмет имеем. Но при разномыслии сойдёмся в том, что профессионализм преподавателя заключается в доскональном знании предмета и умении донести его до обучаемых. Коллеги В.А.Белобродского восхищались, как он держал руку на пульсе новейших достижений бурно развивавшейся отрасли, а также его «редким умением излагать тот или иной вопрос по своей специальности в наиболее понятном для студентов виде, умел вызвать интерес среди студенчества».

И высший пилотаж – практическая направленность обучения. Ведь не секрет, что большой проблемой наших выпускников называли неумение применить полученные ими знания на практике (как оказалось, не самая большая беда в сравнении с нашим нынешним платным образованием, где применять-то бывает и нечего по причине отсутствия знаний). Профессор Белобродский уделял практике много внимания. Этому способствовала работа над проектами, поездки на Фушуньские угольные копи, на Гиринскую электростанцию и т.д. Но гордостью профессора Белобродского была созданная им (во многом, на собственные средства) теплотехническая лаборатория, в которой велась и исследовательская работа, и отрабатывались студентами практические навыки.

instВообще забота и попечение о студенчестве были сердцевиной общественной деятельности В.А.Белобродского. По словам его дочери, он был вице-председателем студенческого союза, и их квартира напоминала проходной двор: так много приходило молодёжи к профессору во внеучебное время решать проблемы.

То, что деятельность В.А.Белобродского имела широкое признание харбинской общественности, не удивительно. Но было ещё и иное признание. В 1932 году Маньчжурия была оккупирована Японией, на её территории создаётся марионеточное государство Маньчжоу-Го. Русский институт был закрыт, но умные японцы, уже вкусившие плоды технического прогресса, предложили остаться в институте трём самым выдающимся русским профессорам. Среди них – В.А.Белобродский.

Последнее большое дело, в котором принял участие учёный – организация Харбинского русского техникума, в котором он возглавил Механическое отделение. Бог судил ему увидеть и эти результаты своей деятельности: буквально за месяц до своей кончины он присутствовал на первом выпуске.

Смерть В.А.Белобродского была безвременной – всего 50 лет было ему. Самый расцвет. Но в смерти любого присутствует промысел Божий, не всегда постижимый. Так и в нашем случае. В августе 1945 года Харбин был освобождён от японцев частями Советской Армии. Как поступили бы победители с бывшим высокопоставленным белогвардейским офицером? Вряд ли стали бы для него индульгенцией его научные заслуги: и более именитых учёных превращали в лагерную пыль. А здесь – «кончина мирная,  непостыдная», чего мы у Господа и просим. И его любимая Наташа уже была бы не бедная сиротка, а дочь махрового врага Советской власти. Как поступили бы с ней? Воистину, неисповедимы пути Господни…

 

Харбинская Золушка

 

Со смертью отца для его дочери мир рухнул: отцовская любовь была несущей конструкцией в миропонимании и мироощущении ребёнка. При всей своей колоссальной занятости Владимир Александрович находил время пообщаться с дочерью, погулять с ней. Нужды девочка не знала: дом был полной чашею, имелась прислуга. Сейчас же ей пришлось хлебнуть лиха сполна.

Мачеха определила Наталью в… Затрудняюсь дать определение этому заведению. По названию – «франко-русский конвент ордена св. Франциска». По сути – детский дом и тюрьма в одних стенах. Весьма символично обращается в письме к Наталье Владимировне также выпускница этого учреждения Людмила Дземешкевич: «Моя сокамерница!» Л.Дземешкевич – автор книги «Харбинцы». Хорошая книга. Но при чтении главы «Конвент» сердце разрывается от жалости к несчастным девочкам, а грудная клетка – от злости к «воспитателям». Причём в книге описаны не все ужасы, о чём Наталья Владимировна упрекает автора: почему нет ни слова о еде, вшах, туалете? Ответ: «Книгу и так приняли в штыки, так как многим некоторые факты показались неправдоподобными».

Сразу скажу, что тоже не стану об этом писать, хотя информация вот она – собственноручно написанная Н.В.Соболевой. И меньше всего заботит, что эти факты кому-то покажутся неправдоподобными. Не могу это сделать от ужаса – что такое творилось с детьми. От кощунства – что такое творили люди религиозные. Хотя кто хорошо знает историю католической церкви, тот представляет, какой кровавый шлейф на протяжении этой истории за ней тянется – извинениями прошлого папы Иоанна-Павла II не замыть – не затереть. Методы работы, в том числе «воспитательной», соответствующие.

«В стенах этого неповторимого и непостижимого заведения монахи-иезуиты исполняли первую заповедь Руссо – учили детей страдать. Здесь заброшенные маленькие существа пережили свой первый катарсис, определивший всю их последующую жизнь», - пишет о конвенте баронесса Марианна фон Зиберг-Андреева.

С 1947 года, в 13 лет, начинается трудовая биография, часть которой приходится на торговое предприятие «Чурин и Ко». Уникальное в то время заведение, а по нынешним временам – так и подавно. Поэтому Наталье Владимировне не грех бы повспоминать об этом – нынешнему «купечеству» в назидание.

А дальше – «русский с китайцем - братья навек»: происходит китаезация Харбина, вследствие чего русское население вынуждено было его покинуть. Разъехались кто куда: на Запад, в США, большей частью – в Советский Союз. Вот и Наталья Владимировна стала гражданкой Советского Союза, а в 1960 году судьба забросила её в Качканар. Это отдельная глава в жизни Н.В.Соболевой. Может, и она когда-нибудь будет написана, но не сейчас.

 

* * *

hramВ жизни каждого нормального человека рано или поздно наступает время, когда он очень остро начинает задумываться о своих корнях. У Натальи Владимировны такое время наступило в начале 90-х. Она по крупицам собирает материал о своём отце, делает запросы в архивы России и Украины и хорошо преуспела в этом, хотя белых пятен ещё предостаточно. В 1992 году появилась возможность съездить в Харбин. Понятно, что это был уже другой Харбин, где русским духом и Русью не пахнет. В доме, где они жили, располагается горком партии. Поклониться могиле отца не удалось: её нет, там ровное поле. И свечку не поставить: православие – закваска всего русского - вырублено в Китае под корень в годы «культурной революции».

Наталья Владимировна ведёт переписку с другими харбинцами, проживающими в России и за рубежом. Имеющиеся у неё материалы – её духовная подпитка. Я их с удовольствием просмотрел, перелистал, прочитал. С удовольствием – потому что в них запечатлён тот мир, милый сердцу, который мы безнадёжно потеряли, а харбинцы сохранили. И Наталья Владимировна для меня не просто приятная женщина, но и живой носитель того мира, той культуры в нашем по-прежнему самом молодом городе Свердловской области.

Имя замечательного патриота и учёного Владимира Белобродского я впишу в свой поминальник, если кто-то ещё это сделает – будет просто замечательно.

Все права принадлежат Качканарскому городскому архиву 2012г.