Logo

ДЕНЬ АВТОМОБИЛЬНЫХ ВОЙСК

Категория: Публикации Дата публикации Автор: Зеленин В.С. Просмотров: 5175

010611-11Вдоль дорог серебрятся озёра,
За окном пролетают леса,
И военная песня шофёра
От тугого летит колеса.
Пойдём в учения и в бой –
Не подведёт в пути мотор,
Машину верною рукой
Ведёт вперёд солдат-шофёр,
Солдат-шофёр!
Под эту немудрящую песню наша доблестная 1-я автомобильная учебная рота яростно колотила ногами по дивизионному плацу, который, как нам говорили, на 26 метров длиннее Красной площади в Москве. И пусть в песне кондовые слова, но горланили – от души (даже как-то первое место заняли по дивизии на строевом смотре). Потому что – гордились! Наверное, доведись служить в другом роде войск, тоже нашлись бы основания для гордости. Наши Вооружённые силы – сложный организм, а лучше сказать – система, для боеготовности которой жизненно важен каждый род войск. И пусть не каждый из них овеян громкой романтикой, но за каждым – длинный шлейф реального героизма
.Читать далееДва года службы в автомобильных войсках – более чем достаточный срок, чтобы проникнуться искренним уважением к трудягам, без которых невозможно представить жизнеобеспечение войск ни в 20 веке, ни в 21-м. Без преувеличения можно сказать, что в наше время служба в этом роде войск была престижна. Во время призыва призывники и их родители, узнав, что «покупатель» - автомобилист, подходили и просились в нашу команду.
И в самой дивизии автобат был на слуху. Тут тебе и солдатский фольклор, например, присказулька о том, как бесцеремонно шофёр вторгался в личную жизнь связиста, когда тот мотал свою катушку (казарма батальона связи была напротив). Это и пикировки с соседними частями на дивизионном построении, чаще – батальоном противохимической и бактериологической защиты. «Привет, вонючки!» - радушно приветствуем доблестных «химиков». «Привет, мазута!» - ещё более радушно они отвечают. Могли и подшутить (приколоться, называется это сейчас). Капитан Г. Песчаный, например, выглядит какого-нибудь недотёпу из числа химиков и спросит у того, по-доброму так: «Хочешь служить в автобате?» «Хочу!» - следует ответ.  «Так становись к нам в строй!» - предлагает змей-искуситель Гриша. А тот, простодырый, идёт и становится. Но звероподобный рык его собственного командира возвращает бедолагу «по месту прописки». «Ну, ничего не поделаешь!» - сокрушается Песчаный, - «Вишь, какие у тебя командиры строгие! А ты приходи к нам в парк – мы тебе бибикнуть дадим! – утешал он не состоявшегося автомобилиста. Несомненно каждый ветеран автомобильных войск может припомнить множество случаев весёлых и разных.  

Славное прошлое

По какому случаю мы вспоминаем автомобильные войска? По знаменательному: приказом министра обороны c 2000 года для военных автомобилистов установлен праздник их рода войск, отмечать который следует 29 мая. Историческое обоснование даты – 29 мая 1910 года был издан Высочайший приказ  о формировании первой учебной автомобильной роты. Конечно, приказы не обсуждаются, а исполняются. Всё же стоит заметить, что первая автомобильная часть в России начала формироваться значительно раньше – 17 апреля 1877 года и называлась она «Особая команда дорожных паровозов».
 
010611-12Учебная автомобильная рота стала кузницей кадров для динамично развивавшихся автомобильных войск, а её командир капитан П.И.Секретев стал идеологом и организатором нового рода войск. Он же – автор автомобильной эмблемы – колёса и крылья – символ мобильности.
 
К 100-летию автомобильных войск России в 2010 году издана потрясающая книга – «Автомобили Русской Императорской армии («Автомобильная академия генерала Секретева»). Искреннего преклонения достойны авторы: Г.Канинский, ветеран автомобильных войск и журналист С.Кирилец, создавшие поистине военно-исторический шедевр по форме, а по содержанию - подробнейшую летопись от первых робких шагов «дорожных паровозов» до практически сформировавшегося рода войск. Много страниц посвящено деятельности П.И.Секретева, прошедшего славный путь от командира автороты до начальника всех автомобильных частей русской армии, генерал-майора, и который, как и многие военные специалисты высочайшей квалификации, был вышвырнут, как ненужный хлам, за границу. Поражает в книге великое множество фотографий техники и военных автомобилистов первого набора – во всех видах и ракурсах. Потрясающе!
 
Мечтается, что подобная книга будет создана и о военных автомобилистах советской эпохи. Там будет о чём написать авторам! Золотыми буквами следовало бы описать подвиги военных водителей в годы Великой Отечественной войны. Одна только ленинградская «Дорога жизни» чего стоит!  А вообще это невиданная по героизму эпопея. 11 воинов-автомобилистов удостоены звания Героя Советского Союза. Фактом народного признания и уважения можно считать лихую, до сих пор популярную «Песенку военного шофёра»: это в которой «помирать нам рановато – есть у нас ещё дома дела»
 
А последующие локальные войны и конфликты! Ветераны Афганской войны знают, что для душманов накрыть нашу колонну всегда было заветной целью. Посмотрите фотографии, например, перевала Саланг: там кладбище нашей техники, в основном – автомобильной. В нашем отдельном автомобильном батальоне служило немало офицеров, которым пришлось поколесить по афганским дорогам. Много было таких, которые туда отправились, в том числе сам комбат. И песня тоже есть отличная про военных автомобилистов в Афгане – в исполнении ансамбля «Каскад».
 
Для автомобильных войск, как ни для какого другого рода войск, характерна мирная составляющая. Например, каждый год в дивизии формировался особый автомобильный батальон для уборки урожая. Поэтому на парадных кителях офицеров-автомобилистов можно было увидеть награды за мирный труд: ордена Трудового Красного знамени и Знак Почёта, медали «За трудовую доблесть» и «За трудовое отличие». Так что действительно из одного металла льют – медаль за бой, медаль за труд!
 
Ядерный щит Родины
 
010611-14Естественно, ветераны-автомобилисты живут-поживают, добра наживают, и в Качканаре в том числе. Кто-то из них служил непосредственно в автомобильных частях, кто-то в других частях. Кто-то крутил баранку, а кто-то занимался ремонтом и обслуживанием техники. И далеко ходить за ними не надо: это наши знакомые, соседи, друзья, родственники… Только голову поверни!
Как-то сотрудница, готовясь поздравить отца с юбилеем, принесла альбом с фотографиями. На некоторых из них – молодой симпатичный солдат с автомобильными эмблемами – её будущий отец. Сам Бог велел переговорить о службе!
 
Страхов Владимир Викторович служил на Семипалатинском ядерном полигоне. Кто знает, тот понимает, о чём идёт речь. Как многие в советское время, водительскую специальность получил по направлению военного комиссариата в школе ДОСААФ. А дальше…
 
«15 мая 1978 года нас погрузили в эшелон и повезли. Куда едем – никто ничего не знал. Проехали Астрахань, начались казахстанские степи. Первая мысль – везут в Афганистан. Наш призыв был первым, который туда попал, у меня там друзья погибли. Пять дней ехали. Привозят нас в Семипалатинск. Там садят в автобус и снова везут - 250 километров. Кругом степь – никого, ничего, тишина глухая. Едем – прямо в степи КП стоит. Оказывается – прибыли.
 
Помыли нас - и в карантин в автобат. Приняли присягу. Через какое-то время стали распределять по частям. У кого была категория «В» (а у меня она была) – в  1-ю  инженерно-испытательную группу. Названия частей и подразделений не такие, как в остальных Вооружённых силах. У нас была группа. Это аналог батальона. Опять же была не рота, а команда, наша – 4-я. В командах - отделения (взводы). Отделение «Уралов» 375, которые сооружения таскали на ядерные взрывы. Большая техника («Кировцы», КРАЗы) - в 3 отделении. И наше 2-е отделение, «легковики», которые ездили радиацию измеряли после взрывов. Как бы спецмашины.
 
Дали мне машину УАЗ-469. Первое время я возил начальников объектов. Конечно, нам сказали, куда мы попали. Особый отдел работал, письма проверяли. Но досконально не знали, что это такое. Штольня? Штольня! Скважина? Скважина! Возим и возим!
 
Потом колонны сопровождали, которые шли с грузом - ядерными боеголовками. Схема такая: в горной местности шахтёры дырку разбили, узкоколейку провели, заряд закатывают туда, бетонируют и взрывают. Или скважину роют, заряд туда опускают.Аппаратурные комплексы были - зелёные фургоны – их и таскали. Заряды возили. От города Курчатова до Семипалатинска – 250 км. От Курчатова - 5 точек таких. Точка г, например, если горная местность: взрывали штольни; балапан – степи, скважины… С ответственным офицером сопровождали эту колонну. Ни ГАИ не было, ни ВАИ…»
 
Воспоминания солдата подтверждаются воспоминаниями генерала, бывшего начальника Семипалатинского ядерного полигона А.И.Ильенко. «Но была и другая сторона деятельности полигона при испытаниях. Аппаратурные комплексы и другую технику, участвующую в испытаниях, необходимо доставить к месту испытаний… Насколько это сложно, опасно и серьёзно, приведу один только припер. Аппаратурный комплекс с испытательной аппаратурой стоимостью более двух миллионов рублей (цены 70-80-х годов.- М.Т.), в том числе и по горной местности, тащит КрАЗ, за рулём которого сидит солдат срочной службы».
 
Водительская специальность, полученная для службы в армии, стала профессий. Водителем Владимир Викторович работал в своём родном городе Калач-на-Дону. Став с 1983 года качканарцем, много лет отработал на предприятии «Качканар-Авто». Годы службы прочно сидят в памяти: ветеран поддерживает связь с сослуживцами через социальные сети, читает воспоминания.

Отслужил как надо

010611-15

Самые хорошие воспоминания о службе остались у Игоря Савинова. Игорь – мой сосед, поборник здорового образа жизни. «Зацепились языками» мы с ним прямо на лестничной площадке. Повод – его сын Эдик, недавно вернувшийся со службы. На фотографии в одной социальной сети Эдуард в кителе с автомобильными эмблемами. «Нет, он служил в ракетных войсках», - поясняет Игорь. – «Просто сфотографировался в моём кителе!» Тогда – повод поговорить с самим Игорем.

И вот мы сидим в его квартире, разговариваем, смотрим фотографии. Фотографий – множество! «А была возможность», - говорит их владелец. – «Очень часто приходилось ходить в наряд на коммутатор. А чем там заниматься ночью? А фотоувеличитель принёс из дома командир части».

Служба у парня сложилась на редкость удачно и гладко, хотя это дело случая. А вообще реальна была перспектива попасть в Афганистан. «Сидели на сборном пункте в Бердичеве. Приходит майор – красивый такой, чуб как у казака. Спрашивает: «Водитель и сварщик среди вас есть?» Я подумал: «Какая разница, где служить?» - и вызвался. Потом он как-то дал понять, дескать, я тебя из Афганистана вытащил. А я его не просил. У меня тогда настроение было – хоть куда.

Попал в Винницкую область, город Жмеринка. Часть была кадрированная: 22 офицера и прапорщика и отделение солдат 10 человек. Очень много техники и склады. С мая по июнь разворачивалась одна часть, с июня по сентябрь – другая. Снимали часть техники с консервации, гнали на полигон – потом обратно ставили. Этим занимались чисто «партизаны» (так называли призванных из запаса), а мы, солдаты, мотались по командировкам, привести-отвести что-то или кого-то из других частей.

Технику очень часто приходилось ремонтировать: что-то перебрать, что-то приварить. Марши были, в том числе 500-километровые.

Была возможность спортом заниматься. Спорт любил с гражданки. Перекладина – моё любимое дело. Большой стадион, брусья перекладина – всё что надо. Я в первый же раз вышел – и сделал выход силой. Старослужащие сразу: кто такой? Откуда? С Урала! Если кто обижать будет сразу к нам! За полгода не было дедовщины и в течение полутора лет сам никого не ударил».

В очередной раз убеждаешься, что дедовщина, несомненно, уродливое явление, зачастую провоцируется теми, кто от неё страдает. Есть категория людей, которые дают повод, чтобы над ними издевались. И совсем другое дело, если солдат отлично развит физически, в руках у него всё горит… И психология здесь присутствует: они и в одно место без мыла не лезут, и себе на шею сесть не дают. Не так?

Фотографии, по словам Игоря, «пафосные». На них сам он один и с сослуживцами, на технике и перед штабом, на спортплощадке и на коммутаторе… Отличная память о службе, что и говорить. Жаль, маловато фотографий «не пафосных», где бы ремонтировалась техника. «Неинтересно было это фотографировать», объясняет сержант запаса, - «мы там грязные, в масле все!..» Тут мы с ним, конечно, не согласимся. Ещё как интересно! Ведь это – воинские будни. Тут Уазик перебрали, здесь у Камаза двигатель поменяли, там ещё что-то…

И еще один момент. Игорь Савинов служил на Украине («в Украине» говорят сейчас), которая стояла на пороге своей «незалежности». Однако даже намёка на национализм не ощущалось. По его словам, офицеры-украинцы скорее напряжённо относились к своим же землякам из Западной Украины. «Как-то пришлось заехать на Камазе в Карпаты. В любом селе, если ты в военной форме, то как сын. А уж если служит кто-нибудь из родственников, да не дай Бог в этой семье – то вообще не отпустят, пока не накормят». Такие вот метаморфозы межнациональных отношений.

Достойно отслужив, Игорь Савинов достойно трудится – сначала в Качканарском ГОКе, теперь на ТЭЦ. И сына воспитал – достойного. 

Будь такая возможность, следовало бы написать о каждом качканарце, кто носил чёрные петлицы с эмблемой автомобильных войск. Буду очень рад, если кто-то, прочитав эту статью, зайдёт в городской архив (Администрация, каб.304), или позвонит по телефону 6-97-52, или просто остановит на улице автора этих строк.

29 мая вряд ли кто-то будет купаться в фонтане. И шарахаться пьяненьким тоже вряд ли кто-то будет. Этот день приходится на воскресенье, значит наверняка многие будут ударно трудиться в садах-огородах.

С праздником – Днём военного автомобилиста всех, кто к нему причастен и считает своим! Низкий поклон военным водителям, участникам войн и военных конфликтов! Желаю нормального человеческого счастья, любви и понимания родных и близких, материального достатка, а самое главное – здоровья!

М.Титовец, старший лейтенант запаса автомобильных войск 

 

 

Все права принадлежат Качканарскому городскому архиву 2012г.